Каурто Кай-Эртум
Гарольд проснулся от того, что его трясли. Сначала он подумал, что снова вернулся в коморку тетки и пора заниматься своими делами. Но открыв глаза, заметил испуганное лицо Зака.
- Ты кричал. – мальчик опустил руку и обеспокоенно посмотрел на друга. – Ты в порядке?
Нахмурившись, Гэри попытался вспомнить сон. Ничего не выходило, но осадок был не из приятных. Он понимал, что вполне мог кричать во сне, неприятное липкое чувство страха все еще жило где-то в глубине его сознания. Но причину объяснить он не мог. Виновато посмотрев на Щита, мальчик только покачал головой.
- Может… - Зак как-то неуверенно посмотрел на напарника и опустил взгляд. – Может мне полежать с тобой? Ну, вдруг тебе лучше станет?
Рассеянно взглянув на него, Гэри кивнул.
- Только я пойду, лицо ополосну, как-то нехорошо мне.
Зак даже не спрашивая, поднялся и пошел за ним. Мальчик не имел ничего против такого сопровождения. Наоборот, он бы удивился, останься тот в комнате.
«Вижу, ты уже привык к правилам школы»
«А действительно, как-то это легко прошло. Привыкание» - мальчик нахмурился, шагая вперед по коридору.
«Ну не так и легко. Ты целый месяц боролся. Обычно дети уже день на второй третий ведут себя будто все это естественно. Собственно для них так и есть. Нас всех готовили к обучению здесь. Но я рад, что ты влился в коллектив, сынок»
«Зак словно моя тень. Всегда со мной. Он как лучший друг, всегда поддержит, поймет, успокоит, выслушает. Ты знаешь, у меня никогда не было друзей, но Зак… он такой… Он мой первый друг за все мои 11 лет»
«Он не просто друг, Гэри. Он твой Щит.»
«Да, да, я помню. Эти странные правила и все такое…» - мальчик только вздохнул – «Но знаешь, я рад, что все так вышло.»
- Гарольд.
Луна обернулся, глядя на Зака, стоящего чуть позади.
- Ты уже пару минут просто стоишь в дверях. Ты точно в порядке? – в голосе друга звучало беспокойство.
- Да, все нормально. Прости.
«Черт, надо придумать способ не увлекаться бедой с тобой в неподходящих местах»
Лэри только тихо рассмеялся, исчезая из сознания сына.
Холодная вода действительно подействовала отрезвляюще. Постояв пару минут, глядя на себя в зеркало, Гэри вздохнул и устало улыбнулся своему отражению. Что-то происходило, но он не мог понять что именно. И это заставляло его нервничать и напрягало. Зак все так же обеспокоенно заглянул в туалет, выискивая глазами хрупкую фигурку своего Меча. Решив не заставлять его беспокоиться по пустякам, Трелони направился к двери.
- Пошли.

Тепло, исходящее от тела лежащего рядом Заккори, успокаивало. До завтрака еще оставалось около пяти часов, так что можно было спокойно спать.
Гэри уснул быстро. Сейчас, лежа рядом с ним, Зак понимал, насколько тот маленький и хрупкий. Тонкие запястья, худые руки, плечи. Казалось, если он станет на пути лунного луча, то начнет светиться, настолько Гарольд казался хрупким. «Луна Волков» - Декир невольно улыбнулся. Как точно дали ему здесь прозвище. Он действительно был луной. Их луной. Закрыв глаза, мальчик обнял своего Меча, стараясь даже во сне защитить его от всего, что могло потревожить покой Волчьей Луны.
Проснулся Зак от того, что почувствовал напряжение. Открыв глаза, он с беспокойством посмотрел на лежащего рядом Гарольда. Тот был напряжен, словно струна, готовая вот-вот порваться. Мальчик весь дрожал, а на лбу выступил пот. Сев в постели, Зак уже готов был разбудить друга, но замер, так и не решившись дотронуться до него. Волосы Трелони словно сияли серебром и были похожи на маленькие молнии. Зак готов был поклясться, что слышит потрескивание разрядов. Сглотнув, он бросил беспомощный взгляд на окно. Рассвет только-только занимался. Первые лучи озаряли собой небосвод, прогоняя ночную тьму. Ничего не в силах придумать, Зак обхватил колени руками и тихо сидел рядом со спящим Мечом. Единственное, что он мог сейчас сделать, находиться рядом с Гэри. Может он и бессилен, но он не оставит Меча одного.
Первое что Гарольд увидел, был сосредоточенной взгляд Зака. Он сидел рядом, обхватив колени руками, и напряженно вглядывался в лицо мальчика. Голова болела и Гэри совершенно не чувствовал себя отдохнувшим. Прикрыв глаза, он глубоко вздохнул. Приподнявшись на локтях, Трелони снова открыл глаза. Зак уже стоял у своей кровати и заправлял одеяло.
- Который час?
- Только что пробило шесть. – Зако обернулся, наконец, к нему. – Тебе что-то снилось?
- Я снова кричал? – голос Гэри звучал устало. – Наверное, но я опять ничего не помню.
Поднявшись, он взял в тумбочке полотенце и принадлежности утреннего туалета. Накинув халат, Гарольд поплелся в душ. Когда он выходил, Зак спокойно заправлял его постель.
«Отец, что происходит?»
Гэри шел по коридору в душевую. В это время было тихо и спокойно, остальные первокурсники еще спали. Мало кто просыпался настолько рано, чтобы сейчас слоняться по коридорам Школы. Так и не услышав ответа, мальчик нахмурился.
«Ты снова будешь играть со мной, появляясь только тогда, когда тебе этого хочется?»
Ответа снова не последовало, что очень разозлило Гарольда.
- Ну и ладно, сам справлюсь.
За поворотом Луна неожиданно наткнулся на Брома. Тот стоял у стены и будто ждал его. Когда Гарольд поравнялся с ним, Бром тихо произнес:
- Опасайся утренней звезды, Лорд Терры.
Вздрогнув, Трелони резко обернулся. Коридор был пуст. Не в силах сдержать дрожь, мальчик прислонился к стене, закрывая глаза.

В комнату Гарольд вошел в подавленном состоянии. Зак хотел было уже напомнить расписание, но замер, глядя на Меча. Тот лишь качнул головой, молча прося не задавать пока что вопросов. Одевшись, они спустились в Зал.
Там уже царило оживление. Пока что еще немного сонные, первокурсники стекались на завтрак. Было так же немного старшекурсников. Они обычно приходили позже, почти под самое начало. Но некоторые из Соколов уже стояли у своих столов. Его вечного соперника Кай-Лайта еще не было. Гэри лишь вздохнул, занимая свое место. Он устало разглядывал стол у себя под руками, без интереса ковыряя какой-то цветок, выбитый на белоснежном поле скатерти. Тут же образовавшийся шум вокруг, мальчик даже не замечал. Зак как всегда взял удар на себя, приветствуя, одобряя или отвергая что-то, улыбаясь и принимая пожелания удачи, доброго утра и яркого света. Последнее было особым приветствием Волчьей Луны. Появление Фея так же ускользнуло от внимания Трелони. Зак лишь проводил его безразличным взглядом и снова вернулся к обступившим их Волкам.
Галдеж юных Соколов, встретивший Кай-Лайта в Зале, был для него чем-то совершенно естественным, потому не вызвал никаких эмоций. Фей только улыбнулся, отдавая должное своим поклонникам. Уже привычно его взгляд метнулся к столу волков. Легкая усмешка заиграла на его губах, когда мальчик заметил там того, кого искал. Но она тут же погасла. Гарольд был погружен в свои мысли и, казалось, совершенно не заметил появления Фея. Раздраженно отпихнув с дороги очередного фаната, Солнце прошел к своему месту и сел, хмуро глядя на окружающих. Алисия тут же почувствовав резкое изменение в настроении своего Меча, постаралась как-то сгладить ситуацию, беспомощно оглядываясь на остальных. Все таки быть Щитом самого Соколиного Солнца оказалось не так-то просто.
Завтрак прошел в довольно напряженной обстановке. Фей то и дело бросал угрюмые взгляды в сторону стола Волков, а Гэри все так же не замечал его, уныло ковыряясь в своей порции. В итоге Луна лишь со вздохом отодвинул тарелку, так и не притронувшись к еде. Поднявшись, он тихо что-то сказал своему напарнику и направился к выходу. Зак проводил его взглядом и внимательно посмотрел на Фея. Тот лишь насмешливо улыбнулся и продолжил трапезу, всем видом показывая, что вся эта шайка псов его нисколько не интересует.
То, что Гарольд ушел без своего Щита, могло говорить о многом. Мальчик явно желал побыть один. Фей задумчиво ковырял свою отбивную, не слушая болтовни Соколов. Прошел всего месяц. Но он настолько привык к постоянному соперничеству с Трелони. Теперь, оставшись один в этом море голосов и взглядов, Фей вдруг почувствовал себя неуверенно. Конечно, он был лучшим, конечно, никто не смел ему возражать, упрекать или спорить, конечно, он был Соколиным Солнцем. Но без Луны мир будто терял часть себя. Шутки казались скучными и плоскими, сплетни неинтересными, а положенное восхищение просто пустым лицемерием. Незаметно для самого себя Фей понял, что отсутствие Гарольда его раздражает. А ведь еще месяц назад он бы просто упивался заслуженным вниманием и не заботился о таких мелочах как присутствие кого бы то ни было в Зале, да и во всем мире. Это наводило на странные и немного пугающие мысли.
Было светло. Просто светло. Ни страшного леса, угрюмого замка или топкого болота. Ничего, что положено быть в кошмаре. Почему Гэри решил, что это кошмар? Он шел по дорожке, выложенной белым кирпичом. Вокруг были зеленые деревья, высоко вверху сияло голубизной чистое небо, солнце щедро поливало землю теплыми лучами, а в траве пестрели цветы. Все было просто восхитительно. На первый взгляд. Мальчик шел, глядя по сторонам, и пытался понять, что же все таки здесь было не так.
Шум речки заставил его остановиться. Не то, чтобы Гарольд страдал паранойей, но что-то в этом звуке показалось ему знакомым. И пугающим. Проглотив, внезапно подступивший к горлу комок, он сделал еще пару шагов. За деревом на поляне сидела красивая женщина. Белое платье, гладкая чуть смуглая от загара кожа и длинные невероятно красивые черные волосы. Цвета воронова крыла, они струились вдоль спины и по плечам. А на голове красовался венок из полевых цветов. Радостно смеясь, к ней подбежал мальчик. Еще совсем маленький ребенок протягивал матери очередной цветок, чтобы та вплела его в другой венок. Женщина улыбалась. Она царственно, словно корону, надела готовый венок на голову ребенка, и тот счастливо засмеялся.
Откуда и как появились трое здоровенных мужиков, Гэри не заметил. Судорожно вздохнув, мальчик обхватил себя руками, не в силах оторваться от происходящего. Мужчины ухмылялись и выглядели как пираты из сказки. Женщина прижала ребенка к себе, стараясь защитить. Один из них схватил мальчика и отволок в сторону. Он держал малыша, пока остальные двое схватили за руки кричащую и отчаянно вырывающуюся женщину. Один из них, с маслянистыми рыжими волосами и гнилыми зубами, ударил пленницу. Женщина затихла, потеряв сознание, а все трое заржали. Потом они стали срывать с женщины одежду. Они били и глумились над ней. Мальчонка вырывался, кричал и плакал, но один из захватчиков заставлял его смотреть на происходящее, удерживая своими сильными руками. Гэри всего трясло. Ему казалось, что он сходит с ума. Слезы душили его, не давая дышать. Хриплые сдавленные вскрики-всхлипы вырывались из горла, а пальцы лишь беспомощно царапали рукава пиджака.
- Нет. Не надо. Прекратите. Мама… НЕТ!
Крик разнесся над поляной. Дикий, нечеловеческий, с каким-то звериным рычанием. Мужчина, державший ребенка, отлетел в сторону. Маленький, хрупкий мальчик смотрел на открывшуюся перед ним картину странным застывшим взглядом. Его янтарные, некогда теплые, словно солнечный лучик, глаза сейчас казались расплавленным золотом. Кровавым золотом, плескавшимся невероятной злобой и ненавистью. Серебристые волосы холодным мертвенным ореолом окружили маленькую головку мальчонки. Казалось в них можно заметить разряды маленьких молний.
- Venit.
Этот голос никак не мог принадлежать ребенку. Глубокий, немного глуховатый, с каким-то звериным рычанием. В наступившей тишине утонуло все. Цветы, трава, деревья, люди. Вся поляна была наполнена звенящей застывшей тишиной. Человеческий слух не мог выдержать такого давления. Но муки нападавших прекратил яркий свет. Хотя это нельзя было назвать светом. Какая-то сумасшедшая яркость черноты поглотила на мгновение картину, скрывая ее от глаз Гарольда, а потом все кончилось.
Когда Луна снова смог видеть поляну, картина заставила его разрыдаться. Женщина, изуродованная, вся в крови и ошметках плоти и потрохов, лежащая у ног маленького мальчика, так же перепачканного кровью, словно бы упал в сточную отхожую яму после адской мясорубки. И вокруг все было покрыто кровью и потрохами.
Его мать была мертва. Ее убили те люди, что напали тогда, шесть лет назад. Гэри помнил лишь, как ему было плохо и больно. Он ничего не помнил из произошедшего тогда. Детский мозг закрыл даже ужасные картины насилия от сознания маленького создания, потерявшего мать. Сейчас, когда он видел все это, стоя там, на дорожке из белого кирпича, его трусило. Мальчик не мог остановить рыданий, осознавая, что это он стал причиной того месива, в котором очутился в тот день. А еще Гарольда посетила мысль, что сделай он это несколькими минутами раньше и его мать была бы жива. Упав на колени, мальчик обхватил себя руками за плечи. Боль и отчаяние поглотили его.
- Мама. Прости, мама. Я не смог тебя спасти. Что я за чудовище? Мама, что я такое? Отец! Отец, что я такое? Ты же знаешь, да? За этим ты отправил меня в эту школу. Чтобы я стал чудовищем, способным превращать людей в фарш одним только словом. Отец!
- Отец!
Гарольд открыл глаза. Солнце блестело в кроне дерева. Рядом перепуганный и очень взволнованный стоял на коленях Зак. Он тряс Трелони за плечи, что-то крича. По его щекам текли слезы. Заметив, что тот наконец проснулся, мальчик с всхлипом спрятал лицо у него на груди.
- Гарольд. Не делай так больше, Гарольд. Я так испугался, когда не мог тебя разбудить. Не бросай меня, Луна Волков.
Гэри растерянно смотрел на него. Обняв друга за плечи, он гладил того по голове, пытаясь успокоить.
- Все хорошо, Зак. Я здесь и больше такого не будет. Я надеюсь. – вздохнув, мальчик потер пальцем лоб. – Зак… Расскажи, что произошло. Что именно тебя так напугало?
Декир, уже успокоившись и почти придя в себя, сел рядом, хмуро глядя на траву у своих ног. Он долго молчал, видимо взвешивая, что и как стоит говорить. Потом подняв глаза на друга, он вздохнул.
- Что тебе снилось, Гэри?
- Я не помню. Что-то очень и очень плохое. Но я не помню что именно.
- Ты кричал. Громко и как будто был разозлен чем-то. Очень сильно. И напуган. Ты звал папу. И плакал. – Зак отвел глаза, снова переводя взгляд на траву. – Но перед этим… Ты… У тебя… Твои волосы словно были маленькой грозовой тучкой с множеством молний. Я не знаю что это, Гарольд. Но это очень страшно. Ты словно светился весь. Только как-то странно светился. А еще ты никак не просыпался. Словно бы был в трансе. Я так испугался. Не делай так больше. – он умоляюще посмотрел на своего Меча.
Услышанное никак не прояснило того, что же все-таки снилось ему. Гэри задумчиво смотрел на листву, сквозь которую проникал свет солнца. Ничего в голову не приходило. И еще это заявление о том, что он светился. Странно все это.
- Ты говоришь, я звал отца? – мальчик вздохнул. – Думаю, он бы многое мог прояснить.
Зак немного растерянно взглянул на друга, не понимая его слов. Гарольд вроде говорил, что его родители мертвы. Но как бы он мог поговорить с отцом?
- Может поискать в библиотеке? Какой-нибудь ритуал вызова духов? – высказал он единственную пришедшую на ум мысль.
Луна кивнул. Можно поискать. Хотя он очень сомневался, что можно вызвать дух человека, который и без того постоянно шарит в голове своего сына. Но чем Грум не шутит?

@темы: Цвет папоротника