Каурто Кай-Эртум
Когда Зак и Гери вошли в Зал, первое что они заметили, небольшую кучку новичков в новых белых формах. Они стайкой обступили стройного парня. Черные ухоженные локоны, спокойный, чуть надменный взгляд странно фиолетовых глаз, высоко поднятая голова. Все в нем выдавало манерного воспитанного по всем правилам этикета и высшей знати мальчика. Гери чуть заметно поморщился. Он не любил таких вот выскочек, считающих, что они выше остальных только потому, что рождены в каких-то древних семьях с кучей правил и законов. Все это казалось Гарольду скучной и занудной жизнью. Он не захотел бы даже свою бывшую жизнь у тетки променять на такую вот семью с зубодробильными именами в генеалогическом дереве.
Свернув в противоположную от новой звезды Соколов сторону, Гери направился к длинному столу, где уже сидели некоторые из его факультета. Зак шел следом, не отставая ни на шаг. Опустившись на стул, находившийся подальше от всех, он снова осмотрел Зал.
Ученики постепенно рассаживались за столы. Большинство уже сидело, тихо переговариваясь друг с другом. На ногах оставались разве что стайки новичков, но и они скоро все расселись. Когда все успокоились, терпеливо ожидающие преподаватели, тихо перешептываясь между собой, посмотрели на директора. Кивнув, тот встал и осмотрел всех присутствующих.
- Ну, вот мы и перешли к самому празднику. Но прежде чем начать, я хотел бы сообщить еще одну вещь. В то короткое время, пока вы осваивались в своих комнатах, примеряли новые формы и знакомились, собираясь здесь, мы с учителями провели небольшое собеседование. Его целью было по общей договоренности назначить в каждой группе старосту факультета. Сейчас я назову имена двух человек, которые займут эти посты. Вы в свою очередь встаете и представляете своего Щита.
Первым шел факультет Соколов. Все за их столом притихли, ожидая, кого же вызовут. Гери без интереса отметил, что по случайному стечению обстоятельств они с Заком оказались во главе стола. Ну что же, пусть будет и так. Он лишь краем уха услышал имя старосты Соколов. Фэй Кай-Лайт. Гери скользнул взглядом по Соколам. Черноволосый мальчик с фиолетовыми глазами поднялся и, чуть склонив голову, тихо произнес:
- Мой Щит – Алисия Кройц.
Стройная и довольно симпатичная, даже для своих 12 лет, Алисия поднялась и улыбнулась присутствующим. Было видно, что она невероятно гордится тем, что стала Щитом такого красавца, да еще и старосты Соколов.
Хмыкнув, Гери отвернулся. Тоже мне честь. Быть пастухом толпы плебеев. Ведь если посмотреть на восторженные взгляды Соколов, сразу становилось видно, что они просто без ума от своего нового Принца. Мальчика передернуло.
«Если у нас будет некто подобный этому хлыщу, я точно буду первым в списке правонарушающих» - с тоской подумал он.
Ему хватило подчинения идиотским приказам тетки, хватит из него делать раба. Достало. Он будет жить по своим законам. И даже какой-то там староста ему не указ.
«Вот она, пора бунтарства подростка» раздался тихий смешок в его голове.
А в бок больно толкнули. Собравшись уже возмутиться, Гери повернулся к Заку, но тут услышал его тихий шепот:
- Ты староста, Гарольд.
Переведя недоуменный взгляд на Квита, мальчик понял, что на него смотрит вся коллегия учителей. А так же все Соколы. Только вот они смотрели не конкретно на него, а на стол Волков, ожидая явления того «чуда», которым могут похвастаться их оппоненты.
Спокойно, с легким раздражением и хмурым взглядом, устремленным на директора, мальчик поднялся со своего места. По залу прошла волна восхищенного вздоха. Это заставило Гери еще больше нахмурится.
- Заккори Декир.
Зак подражая своему Мечу, так же спокойно встал и с вызовом посмотрел на пару Соколов. Гери заметил, что девчонка смотрела на него с легким презрением, а вот во взгляде Фэя читался интерес и насмешка.
- Ну а теперь, когда мы познакомились со старостами, я могу объявить наш праздник открытым. – улыбнулся Квит, и по его знаку заиграла музыка.
На столах появились разнообразные блюда и напитки. Многие первокурсники завизжали от восторга. Повсюду слышались веселые голоса и смех. Все развлекались.

Гери сидел и с задумчивым видом ковырял ложечкой кусок кремового торта. Ему не нравился весь этот шум. Но он продолжал спокойно сидеть на своем месте. И от нечего делать насиловать бедный кусок торта.
- Тебе не нравится здесь? – услышал он голос Зака справа от себя.
- С чего ты взял?
- Ты уже сорок минут издеваешься над бедным куском, но еще не крошки не съел. – он пожал плечами, отправляя в рот очередную порцию вишневого джема.
– Я просто не хочу торт. – отмахнулся от него Гери.
- Тогда зачем ты его взял?
- Ну, тогда я его хотел, а теперь не хочу.
- А зачем над ним издиваться-то? – не понял Зак.
- Слушай, ты решил меня достать окончательно, да? – зло зашипел Гери. – Тебе было мало с самого начала испортить мне весь день, так ты старательно продолжаешь действовать мне на нервы.
- Гарольд…
- Ты можешь отстать от меня? Оставь меня в покое, Зак.
Вскочив из-за стола, Гери стремительно направился к выходу из Зала. Ну почему у него сегодня такой долбанутый день? Сначала эта чертова Школа, где, как оказалось, обучают магии, которой не место в нормальном мире. Потом этот мальчишка, который назвал его «прекрасной богиней», а теперь еще и стал его Щитом. Этот распрекрасный Принц с фиалковыми глазами…
Почему ко всем бедам этого дня он приплел еще и Фэя, Гери не знал. Он просто был зол и раздражен происходящим. Захлопнув дверь комнаты, мальчик со вздохом упал на кровать. Ну зачем ему все это? Почему мир вокруг него все больше сходит с ума? Или это он сам теряет рассудок?
«Знаешь, сынок, не стоит все воспринимать, как тебя учили когда-то. Даже если ты и считаешь это вполне закономерным действием. Просто попробуй представить, что все это и есть жизнь. Самая обыкновенная, простая жизнь. Что бы не происходило, каким бы страшным и непонятным, нереальным оно ни казалось, попробуй представить на миг что это в порядке вещей. Вот увидишь, мир станет намного понятнее и безопаснее. Помни, что не жизнь управляет тобой. Ты хозяин и господин своей жизни.»
«Не удивляться. Не бояться. Не опускать взгляд. Так ведь, отец? Ты повторял мне это всегда. Я буду Волком. Буду лучшим из Волков.»
«Только не забывай про Щит»
«Зак. Он меня так раздражает. Иногда кажется, что он меня воспринимает как слабую девчонку, которую обязан защищать»
«Сынок, ты скоро все сам поймешь. Тебе ведь только одиннадцать. Не стоит смотреть на отраженный блеск изумруда, загляни в него.»
«Я не понимаю тебя, отец.»
«Поймешь. Со временем ты все поймешь, мой мальчик.»

Зак вернулся, когда Гери уже спал. Мальчишка так и не снял форму и не расстелил постель. Видимо он уснул, думая о чем-то. Или просто злясь на него. Зак вздохнул и подошел к своей постели. Он сам не понимал пока, что его заставило тогда приставать с глупыми вопросами к Мечу. Ну, терзал он торт и пусть. Зачем было его доставать?
Раздевшись, Заккори забрался под одеяло. Его всегда готовили к тому, что он будет учиться здесь. Родители еще пару лет назад узнали, что Зак будет Щитом. «Быть Щитом очень ответственная и важная роль. Только от тебя зависит, хватит ли сил Мечу, чтобы выиграть бой. Чем меньше он потратит энергии на отражение, тем больше ее останется на атаку. В твоих руках будет не только твоя, но и жизнь твоего Меча.» Слова отца вспомнились, когда его поставили в пару с Гери. Они же звучали в его голове и сейчас. Зак долго смотрел на хрупкое тело мальчика, лежащего на соседней кровати.
Его тонкие руки, плавные изгибы шеи, белоснежную кожу, красивое с правильными чертами лицо, серебристые волосы, рассыпанные по подушке. Он был похож на красивую и хрупкую куклу, которую когда-то давно мальчик видел у бабушки на комоде. Она была сделана из фарфора ее старым другом – великим мастером. И казалась такой хрупкой и прекрасной. Зак помнил, что он очень боялся тогда даже притронуться к ней, чтобы случайно не разбить. Хотя мог часами сидеть рядом и смотреть на ее красоту. Тогда, маленьким, он представлял себе, что когда вырастит, встретит девочку, такую же красивую. Встретит и обязательно полюбит ее. И она его полюбит. И они будут счастливы.
Теперь он смотрел на Гери и понимал, что вот она, его прекрасная кукла, пусть и не такая, как в его детских мечтах. И что жизнь этого хрупкого фарфора в его руках. Уже засыпая, Зак поклялся себе, что будет защищать Гарольда и никому не позволит стать его Щитом.

Теплый луч коснулся щеки Гарольда. Отмахнувшись, он перевернулся на другой бок и тихо вздохнул во сне. Но странное ощущение чьего-то взгляда не оставляло его. Приоткрыв глаза, мальчик поискал взглядом того, кто мог бы мешать ему. Так как в комнате кроме него находился только один человек, найти виновника было не сложно.
Зак сидел на своей постели и улыбался. Солнце отражалось в его голубых глазах, и это показалось Гери красивым. Он долгую минуту смотрел на напарника, потом неловко отвел взгляд.
- Доброе утро, Гарольд.
- Доброе утро.
Гери сел в постели, и только тут заметил, что спал, даже не потрудившись раздеться. Вздохнув, он с тихим стоном упал обратно на подушку.
- Лери, за что?
Зак с интересом посмотрел на мальчика. Сегодня он казался намного веселее и оживленнее. Даже ясные карие глаза были невероятно чистыми, что даже казалось, будто они сами являлись кусочками солнца.
- Это твой… друг? – немного поколебавшись, все же спросил Заккори.
- Это мой отец. – спокойно отозвался Гери.
- Он наверно очень хороший человек, если ты о нем вспоминаешь, даже не успев толком проснуться. – улыбнулся мальчик, заметно повеселев.
- Он определенно хороший человек. – кивнул староста, закрывая глаза.
Полежав еще немного, он сел в кровати. Стоило принять душ и идти на уроки. В первый день он не мог опоздать. Тем более он староста. Быстро поднявшись, Гери прихватил полотенце и отправился в душевую.
Душевые кабинки находились в общей ванной комнате в конце коридора. Идя туда, Гери никого не встретил по пути, хотя это и казалось странным. Уже после, стоя под упругими струями, он начал догадываться, что основная часть учеников либо еще спит, либо только-только проснулась. Вчерашнее празнецтво видимо затянулось далеко за полночь.
Улыбнувшись своим мыслям, Гери выключил воду и медленно стал вытираться. Интересно, как обернется для него жизнь здесь? Он замечал взгляды остальных учеников на себе.
Не только его внешний вид, но и возраст привлекали к себе внимание остальных. А ведь он теперь еще и староста. Самый младший в группе мальчишка, который за все должен отвечать. «Зачем тебе это, Квит Клавиус?» Выйдя из душа, он понял, что в раздевалке находятся еще люди. Обернувшись к тихим голосам, Гери увидел трех взрослых мальчишек. Им было где-то лет по пятнадцать. Заметив его, мальчишки насмешливо толкнули самого старшего.
- Смотри, Мартин, кто тут у нас. Это же прекрасная богиня первого курса.
Короткие смешки снова заставили яростно вспыхнуть темным пламенем глаза мальчика. Мартин обернулся на зов и окинул взглядом замершего Гери. Потом, взмахом руки заставив остальных заткнуться, подошел к мальчику и протянул руку.
- Мартин Кавиш. Староста четвертого курса. – с миролюбивой улыбкой сказал он, глядя в глаза Гери.
- Гарольд Трелони. Староста первого курса. – с достоинством отозвался тот, хотя и видно было, что напряжение слегка спало.
- Это мой Щит – Клитвик Юлиус. – представил он парня, подошедшего к нему. Из под черно-фиолетовой растрепанной челки на Гери смотрели заинтересованные голубые глаза. Юлиус держался рядом, но никогда не лез вперед, стараясь находиться за правым плечом своего Меча.
Гери улыбнулся ему, отмечая, что парни, которые над ним смеялись, притихли и спокойно наблюдают за ними. Враждебности в них уже не было. Мартин был хорошим лидером.
- Прости их. – попросил Кавиш, перехватывая взгляд Гери. – Не только первый курс считает тебя своей богиней. Мало кто остался равнодушным, увидев старосту первоклашек. Ты уж прости, но твой вид сыграл с тобой злую шутку, сделав Серебряной Луной всех Волков. - Мартин криво улыбнулся, понимая что это звучит, по меньшей мере, глупо.
- Серебряной Луной? – Гери усмехнулся. – Ну что же, если Волки чувствуют себя одинокими, я постараюсь осветить их путь.
Мартин и Юлиус удивленно посмотрели на мальчика. Потом, чуть улыбнувшись, кивнули.
- Я и не ожидал, что у нас появится достойный ответ этим высокомерным выскочкам. - тихо сказал Юлиус, кладя руку на плече друга. - Особенно когда весь их факультет осиял этот Фэй. Но презрительная улыбка на губах Кадиса потухла, как свеча при порыве ветра. Как он смотрел на тебя, Гарольд. Я на миг подумал, что он влюбился в тебя с первого же взгляда. - голос парня оказался мягким и теплым, словно летний ветерок.
- Кадис это староста четвертого курса у Соколов. - пояснил Мартин мальчику, с улыбкой взглянув на своего партнера. - Да, я тоже заметил его интерес к нашей Луне. Думаю, он не только будет равным их Солнцу, но и затмит его.
- Ты считаешь это важным? - Гери рассеянно застегивал серебристые пуговицы пиджака.
- Не знаю. Но, скорее всего, так и будет. Не думаю, что ты захочешь, чтобы наш факультет проиграл им в этом. А они только и будут искать случая показать свое величие и превосходство.
- Тогда им стоит бояться затмения. Это, знаешь ли, всегда считалось не очень хорошим знаком. Для них.
Гарольд усмехнулся своим мыслям. Черное солнце. Вот кем для него станет этот Принц с фиалковыми глазами. Его Черным солнцем.

В Зале уже было полно народу, когда к ажурной арке подходили Гарольд и Зак. Они тихо разговаривали, обсуждая расписание на сегодня, когда взгляд Гери замер на белоснежной форме Соколов. Светло-голубой плащ с застежкой в форме соцветия бессмертника говорил о принадлежности его обладателя к Мечам. Хотя мальчик и без этого знал, кто перед ним. Зак замер на шаг позади него, придерживаясь правого плеча своего Меча.
Фэй стоял у входа в Зал и со скучающим видом смотрел на толпу. Заметив остановившихся в трех шагах от себя Волков, он взглянул на пару. К его немалому удовольствию это оказался именно тот, кого он высматривал среди новичков. Серебряная Луна Волков стоял перед ним и с ленивым интересом изучал. "Будто товар выбирает" - пронеслась быстрая мысль. В глубине гордого Сокола тут же вспыхнула злость. Он тряхнул головой, поджав губы. Водопад черных волос рассыпался по плечам. С вызовом взглянув на утонченного, похожего на фарфоровую куклу, противника Фэй с раздражением понял, что его просто проигнорировали. Трелони спокойно, с видом незаинтересованного товаром покупателя, прошел мимо него в Зал. Его Щит, усмехнувшись, последовал за ним. Волна ярости заставила глаза мальчика потемнеть. Он сжал кулаки и прожег взглядом спину противника. То, что они будут соперниками, можно было не сомневаться. Уже то, что они на разных факультетах, говорило в пользу войны. Но с детства привыкший к вниманию и восхищению со стороны окружающих, Фэй принимал как личный вызов поведение неизвестно откуда взявшегося мальчишки Волка.
"Что же, Серебряная Луна, волчье светило, я принимаю вызов. Шавки снова будут беспомощно скулить на земле, когда мы воспарим в небо с победой."
Гери прошел в Зал, всем видом показывая, что в Соколином Солнце нет ничего, что могло бы его заинтересовать. "Совершенно обыкновенный. Как и миллиарды вокруг." - отражалось на его лице. Мальчик заметил, как все повернулись и восхищенно проводили его взглядом. На лицах Волков можно было заметить гордость и искреннюю радость. Соколы же только хмурились и презрительно ухмылялись, перешептываясь. Некоторые старательно отводили взгляд, не желая встречаться с ним глазами. На лицах многих можно было заметить зависть. Гери улыбнулся. Он не любил, когда на него так глазеют, но здесь это можно было потерпеть.
"На войне все способы хороши, да, сынок?"
Мальчику показалось, что голос отца был весел.
"Я не могу оставить победу противнику."
"Хоть я и был Соколом, но я придерживаюсь того же мнения."
Гери только фыркнул, садясь за стол. В Зале послышался гул, Соколы чему-то очень обрадовались. Бросив быстрый взгляд в их сторону, Гери заметил, что стайка первокурсников и девочек постарше окружила Фэя.
"Новое солнце Соколов."
"Черное солнце" рассеянно поправил он, наблюдая за старостой другого факультета.
"Но он оправдывает свое имя, не так ли?"
"Что ты хочешь этим сказать, отец?" казалось, внутренний голос мальчика звенел от напряжения.
"Только то, что он так же ярок и привлекателен, как и наше дневное светило" отец явно был доволен, хотя и старался скрыть это.
- Не говори ерунды. - фыркнул мальчик, отворачиваясь и переключая внимание на завтрак.
Зак, сидевший по правую руку от него, только удивленно посмотрел на партнера, ничего не сказав. Быстро расправившись с едой, Трелони поднялся и, хмурясь, вышел из Зала.
Первым уроком была История Магии. Как и большинство предметов на первом курсе, ее преподавали всему потоку, объединив оба факультета. Гери неторопливо плелся по коридору, вертя в голове слова отца, когда тихий голос достиг его слуха.
- Тебе следует привыкнуть к тому, что теперь у тебя есть тень.
Вздрогнув, мальчик остановился, оглядываясь на голос. В двух шагах от него стоял Бром. Он неспешно поправлял угол картины, казалось, даже не замечая Гери. Волк уже с сомнением подумал, что ему послышалось, когда странный мальчик, справившись с делом, удовлетворенно улыбнулся и посмотрел на Гарольда.
- Не стоит убегать, оставляя тень позади.
Удивленный Трелони смотрел на Брома. До него не доходил смысл слов. Он как раз собирался спросить, что тот имел ввиду, когда его отвлек подбежавший Зак.
- Ты во всем такой быстрый, Гарольд? - отдуваясь, с улыбкой спросил он.
Неловко улыбнувшись, Гери обернулся, чтобы все же узнать, что хотел сказать Бром, но того уже не было.
- Как привидение. - тихо пробормотал мальчик.
- Какое привидение? - заинтересованно посмотрел на него Зак.
- Тот парень, Бром. Он только что был здесь и куда-то исчез. Как привидение.
- Бром? - Волк задумчиво нахмурился. - Я никого не видел. Знаешь, мне рассказывали, что этот Бром был еще во времена моих родителей. Такой же, как и сейчас. Странно все это.
- Наверное. - Гери снова направился по коридору, продолжая свой путь.
- А он тебе что-то говорил? - Зак прибавил шаг, догоняя напарника.
- Сказал что-то насчет тени, от которой я убегаю. - неопределенно пожал плечами Гарольд.
- И что это значит? - озадаченно хмыкнул Зак.
- Не знаю.
- Может какое-то пророчество? Он же Призрак Школы. - мальчик усмехнулся. - Мне так брат говорил.
Гери задумчиво кивнул, понимая, что это что-то другое. Что-то связанное с ним. Тень...От которой он сбежал. Мальчик начал смутно догадываться, что имел ввиду Бром, но мысль, мелькнув, ускользнула.
- У тебя есть брат? - Гери с интересом посмотрел на своего Щита.
- Да. Старший. Он два года назад окончил Школу. - мальчик гордо улыбнулся. - Он Меч Волков.
- А младший братик значит Щит? - весело улыбнулся Гери.
- Не просто Щит. - подмигнул ему Зак. - Твой Щит. Щит Серебряной Луны.
Так, весело смеясь, они добрались до аудитории, где должен был пройти первый их урок.

Фэй сидел за первой партой и скучающе смотрел в окно. Рядом весело щебетала его напарница. Толпа девушек и парней окружала их парту. Фэй, привычный к такому вниманию к себе, только улыбался и покровительно кивал. Так легко, оказалось, завладеть вниманием и желаниями Соколов. Он и не ожидал, что не потребуется и малейшего усилия с его стороны. Он был рожден, чтобы править и повелевать. И это оказалось так просто. С его внешностью звезды и манерами аристократа, Фэя ждал ослепительный успех в любом обществе. И он как истинный ценитель относился к восхищению в глазах и словах окружающих.
Упиваясь столь привычным сладким чувством власти и улыбаясь своим мыслям, он, конечно же, сразу заметил перемену в классе. Тихий шепот пробежал по аудитории, и все головы повернулись к двери. В нее как раз, весело болтая и смеясь, входили Гарольд и Заккори. Тишина класса, встретившая их, заставила мальчиков остановиться. Заку хватило только одного взгляда, чтобы на его лице расцвела гордая и довольная улыбка.
Гери непроизвольно поддаваясь детской привычке, тряхнул головой, заставляя волосы рассыпаться по плечам, обтянутым черным пиджаком формы Волков. Тихий вздох восхищения волной прокатился по аудитории. Янтарные глаза мальчика победно сверкнули. Он начинал понимать, как использовать то, что передала в наследство его мать. Весь класс смотрел только на него. А Гарольд видел только одно лицо из сотни. Лицо, глаза которого сияли фиалковым гневом.
Спокойной легкой походкой Гери подошел к первой парте, которая стояла через проход слева от Фэя, и, неторопливым плавным движением отодвинув стул, занял свое место. Зак, осмотрев аудиторию, с улыбкой отметил, что, как и ожидалось, все глаза обращены на его напарника. Садясь рядом, Декир подумал о том, что он действительно попал в школу в очень интересное время. Во время великого противостояния двух светил. А еще он вдруг понял, что ни один Волк не сможет блистать рядом с ним так же ярко. И от этого стало почему-то грустно. Зак вздохнул. "Вот и началось. И, кажется, я знаю, чем все это закончится. И мне не нравится этот вариант окончания сказки."
Соколы вернулись к своим делам. Все та же стайка поклонников их Солнца топталась вокруг Фэя, нарочито громко смеясь и выказывая свое восхищение. Вокруг Гарольда так же собрались ученики. Волки улыбались и что-то спрашивали у него, рассказывали о случайно услышанных словах Соколов, и заверяли в полной готовности и преданности своей Серебряной Луне. С ними разговаривал Зак, отвечая на вопросы или делая замечания. Он прекрасно справлялся со своей ролью, даже в словесном "поединке" оставаясь его Щитом. Сам Гарольд же задумчиво смотрел на доску. Он с удивлением понимал, что весь этот спектакль ему доставляет удовольствие. И эти взгляды, которые он с самого детства терпеть не мог, и слова, которые раньше его просто бесили, и подобострастное поклонение остальных, чего он просто не переносил в людях.
Не потому, что он почувствовал себя звездой или стал как-то иначе к этому относиться. Потому, что это так злило и выводило из себя того холеного и напыщенного принца Соколов. А насолить кому-то подобному Фэю, да еще и не получить за это немедленной унизительной взбучки с нравоучениями и тыканьем носом в "его место", доставляло Гери истинное удовольствие. Фэй Кай-Лайт стал своеобразным козлом отпущения, на которого обрушится вся ненависть и презрение Гери к аристократическому высшему свету.

Серебро. Такое мягкое, искрящееся на солнце, ласкающее глаз. Им можно любоваться вечно. Как пламенем, бегущей водой, красивой бабочкой. Оно не казалось таким холодным, каким должно быть. Серебро. И золото. Теплое, и тоже искрящееся. Словно кусочки солнца. Ласковые лучи, согревающие и невольно вызывающие радостную улыбку. Дарящие счастье. Как такое может быть? Серебро и золото. Искусно переплетенные и гармонирующие друг с другом.
То, что Алисия молчит, да и остальные притихли, невольно отвлекло Фэя от мыслей. Он взглянул на своего Щита.
Девушка растерянно и с каким-то странным выражением смотрела на него. Но, поймав его взгляд, сконфужено опустила глаза.
- У тебя был такой странный взгляд...
Фэй чуть поморщился. Он не любил, когда кто-то позволял себе указывать ему на его действия. Он вообще не любил, когда кто-то пытается даже намекнуть на права его отчитывать или поучать. Потому парень даже не потрудился не только ответить или объяснить что-либо, но и просто посмотреть на говорящего.
- Алисия?
- Прости, Кай-Лайт. Ты заинтересован этим мальчишкой из Волков? Если хочешь, мы поговорим с ним... по-своему. Он не конкурент тебе.
Алисия подняла глаза на напарника. И замерла, наткнувшись на холод и презрение в его глазах.
- Ты позоришь не только чистое имя Соколов, Алисия, но и меня лично. Еще одно подобное заявление и мне понадобится другой Щит. - голос был спокойным и негромким, но заставил девушку вздрогнуть. Поверить в его слова было совсем не трудно.

@темы: Цвет папоротника